Интервью

"Порядочность – не слова, порядочность – это действия"

28 декабря 2020 года
Просмотров: 2546

В начале декабря на портале RusCable.Ru вышел резонансный материал «В подмосковном Талдоме остановлено производство контрафакта». В нем директор по связям с органами государственной власти и общественностью компании ООО «ТДМ» Дмитрий Зорин рассказал как во время проведения оперативных мероприятий была обнаружена контрафактная продукция под торговой маркой «Remz» и «RT кабель» на производственной площадке в городе Талдом (Московская область). 

В конце ноября в рабочем поселке Северный по адресу ул. Зелёная, д. 16 (г. Талдом) сотрудники полиции провели осмотр места происшествия. Присутствовали генеральный директор ООО «ТК Северный» Кебурия К.Г., генеральный директор «ТЭКЗ» Миляев М.О., руководитель службы безопасности обособленного подразделения ООО «ТДМ» в г. Рыбинск Зубов А.Б. и генеральный директор ООО «РТ Кабель» Жаров А.Б.

По итогу были обнаружены и изъяты документация, этикетки кабеля «Remz» и «RT кабель», производственные линии и готовая продукция. Для проведения трассологической экспертизы текста, нанесенного на оболочку кабеля были отобраны образцы «RT кабель» и «Remz».

В этой истории понятно только одно. TDM ELECTRIC (Ток Инвест, ИНН 7610087380) в действительности является правообладателем торговой марки «Remz» и на месте проведения эта продукция действительно присутствовала и она отличалась от продукции, произведенной на заводе «РЭМЗ». Подробнее о том, как отличить оригинальный кабель РЭМЗ от контрафакта рассказывалось в официальном письме, которое было распространено представителями ООО «ТДМ» в торговых сетях.

Но что было после? Спустя несколько дней после публикации нашего материала в интернете появилось видео «Расследование: Контрафактный кабель от ООО «КОМПАНИЯ ДОРИ» в строймаркетах Сатурн» в котором фигурировали все участники событий. Все, кроме, представителей «КОМПАНИЯ ДОРИ». И это «расследование» содержит очень много моментов в которых можно усомниться.
И, если ТДМ, как подтвержденного правообладателя бренда и текущего владельца завода РЭМЗ мы выносим за скобки этой истории, так как у нас есть информация от первоисточника, то в отношениях ТК «Северный» (производственной площадки в г.Талдом) и «Компании Дори» больше вопросов, чем ответов.

Портал RusCable.Ru – это открытая площадка, где каждый может высказать свое мнение. Мы  считаем, что доносить полную информацию непредвзято и со всех сторон важно. Поэтому, после публикации нашего первого материала и выхода «расследования» мы связались с представителями «Компании Дори» и пригласили на интервью Михаила Олеговича Миляева – одного из соучредителей компании и непосредственного участника событий в Талдоме.

Беседа проходила в офисе редакции RusCable.Ru в Москве и длилась более 3-х часов, поэтому в интервью будут некоторые пояснения и примечания нашей редакции, которые помогут лучше восстановить хронологию событий и понять полную картину взаимоотношений между участниками и фигурантами «Талдомского» расследования и конфликта.

Начало истории. 
Про работу на РЭМЗ, сотрудничество РЭМЗ и ДОРИ и что привело РЭМЗ к смене собственника и команды


– Спасибо, что пришли и согласились ответить на наши вопросы. Давайте начнем с самого начала и попробуем восстановить полную цепочку событий.

– В декабре 2019 года я сдал полномочия коммерческого директора Рыбинского электромонтажного завода. Причиной стала смена команды завода из-за частичной смены собственника, которым стал учредитель ООО «ТДМ». Я проработал в компании суммарно около 3-х лет и занимался контролем закупок основных материалов для производства. Также подключался к сложным коммерческим переговорам с крупными потребителями и трейдерами, организовывал участие Завода в Выставках («Ярмарка Шансов Леруа Мерлен», «Cabex» и др).  Уверен, что если Вы пообщаетесь с крупными компаниями, куда поставлялась продукция завода напрямую, то там меня знают именно как коммерческого директора РЭМЗ. 

– Получается, что вы с начала 2017 года работали коммерческим директором РЭМЗ и одновременно были и соучредителем «Компании Дори», которая являлась клиентом РЭМЗ. Выходит, что вы были аффилированным лицом. Об этом все знали? Тут не было конфликта интересов?

– Естественно все всё знали и никакого конфликта не возникало. Я вел переговоры с поставщиками сырья и ключевыми клиентами. При этом был полный симбиоз и не было никаких секретов. Например, руководители РЭМЗ участвовали в переговорах с Леруа Мерлен в поддержку «Дори», а я вел переговоры с клиентами РЭМЗ, занимался маркетингом и всячески содействовал развитию завода. Я был штатным сотрудником, которому платили зарплату за работу, что до «Компания Дори», то мы тогда не занимались производством кабеля. В первые годы сотрудничества «Дори» и РЭМЗ в договорах были прописаны условия «разделения» полномочий и рынка. «Дори» не имело права размещаться на других предприятиях , а РЭМЗ в свою очередь не работал напрямую с клиентами «Дори». 

– Что по вашему мнению явилось причиной того, что привело к смене собственника РЭМЗ? Это неправильное управление? Может быть ошибки команды? 

– С командой на РЭМЗ было все в порядке. Там работали профессионалы своего дела, люди из отрасли. На РЭМЗ не было каких-то безумных зарплат или огромных роялти, не было безумных трат и лишних людей. Там работали заинтересованные в развитии компании люди. На мой взгляд основной причиной финансовых проблем стала в первую очередь рыночная ситуация. С 2017 года тенденция роста по сырью была не очень благоприятной для всех игроков. Кризис отозвался не только на РЭМЗ. Многие предприятия переходили из рук в руки, я считаю из-за того, что они просто «задохнулись», стараясь выполнить свои обязательства. Когда сырье устраивает качели, получалось так, что чтобы выполнить свои обязательства надо продавать продукцию за 100 рублей в тот момент, когда только сырье стоит уже 110! Это, считаю, и стало главной причиной проблем. Это было непростое время и в 2019 году стало очевидно, что текущая ситуация на РЭМЗ стала непростой и появление надежного партнера могло значительно улучшить ситуацию.

Михаил Миляев много рассказывает еще о работе сетевых магазинов. Также он рассказывает свою версию, почему в торговые сети невыгодно поставлять некачественный кабель и приводит пример с рядом сетевых магазинов, где работа с контрафактом была очень эффективной...

– Итак в декабре 2019 года вы покидаете РЭМЗ. Как это произошло? Вы сами ушли или вас попросили уйти с должности коммерческого директора?

– Стало ясно, что актуальность моей работы на данном предприятии закончилась.. Понятно, что потребности в моих услугах больше не было, когда пришла новая команда управленцев из ТДМ. Поэтому мы согласовали все вопросы с руководителями и я покинул должность коммерческого директора РЭМЗ.

Краткая история кабельного завода в Талдоме


– Давайте перейдем к Талдомскому заводу. С чего вообще началось это производство, кто за ним стоит? Как давно вы знаете руководителя ТК «Северный» Кебурия Константин Генриховича?

– Я знаю Кебурия К.Г. давным-давно. Еще в 2007 году мы вместе работали в ООО «Камит» (торговый дом Орловского кабельного завода - прим.ред), откуда в 2009 году он был уволен. Я тогда работал заместителем генерального директора и четко помню этот момент. После, Кебурия открыл свою компанию, переманил большую половину ребят из «Камита» и из Орла, а потом многих из них уволил. Затем он сделал какой-то страшный демпинг цен в Леруа Мерлен, забрал полностью магазины. За то время пока он «менял» рынок мы занимались развитием других клиентов, потому что знали, что долго он так не протянет. Хотя рынок он очень сильно тогда «изменил».

– А как называлась компания?

– ОМК-Групп.

– О да, наслышан, у нас даже была информация в свое время о подделке кабеля NYM бренда «Севкабель» в торговых сетях и, вроде, эта компания (ОМК-Групп) там упоминалась?

– Я это тоже слышал… Вообще если вы посмотрите на это видео с «расследованием», обратите внимание как Кебурия себя ведет. Очень странно. Те, кто его знают, меня поймут. 

– Давайте перейдем от личности и все-таки вернемся к Талдомскому производству. Чья это производственная площадка?

– Кебурия.

– Он сам ее построил?

– Да.

– Какие бренды он выпускал?

Квант Кабель, Квант Север. Возможно еще какие либо, я не знаю весь перечень.

– И в какой-то момент что-то пошло не так, верно?

– Насколько я знаю, у Кебурия в какой-то момент возникли сложности в переговорном процессе с ведущей торговой сетью, он попробовал им диктовать свои правила, увы не получилось. В сетевых магазинах есть своя система принятия решений. Это не какое-то «зло», которое не дает менять цены, а просто определенный бизнес-процесс изменения цен. Это все прописано в контрактах. В итоге, он сильно потерял в объеме рынка и возможно это послужило дальнейшим ситуация во всех его компаниях

Как Компания ДОРИ пришла на Талдомский завод и что поставлялось в торговые сети в этот период


– Каким образом вы попали на Талдомское производство?

– Константин Кебурия сам вышел на меня, позвонил и попросил встретиться. Мы, встретились, поговорили и он мне рассказал о своей «непростой» ситуации, в т.ч, банкротстве одной из его компаний, просил меня стать его партнером, чтобы управлять продажами и развитием бизнеса. Возможно, Кебурия просил меня, так как перед ним был успешный пример компании «Партнер-Электро». 

– Понимая «непростую» ситуацию Кебурия, Вы все-таки приняли решение о сотрудничестве с ним, почему?

Объясню. В ноябре 2019 года мы уже точно знали, что РЭМЗ переходит в ТДМ и все понимали, что дни сотрудничества ДОРИ в виде дистрибьютора РЭМЗ уже сочтены. Это очевидно, что такой мощной дистрибьюторской системе как у ТДМ не нужен будет партнер в виде ДОРИ. И конечно сотрудничество с ДОРИ обсуждалось с новыми руководителями. Мы встречались, обсуждали будущее, в результате между РЭМЗ и ДОРИ был заключен дистрибьюторский договор, в рамках которого ДОРИ уполномочено было реализовывать продукцию РЭМЗ в розничных торговых сетях от своего имени. Но было понятно, что срок действия договоренностей закончится в ближайшем будущем и необходимо менять политику развития ДОРИ.
 
В декабре 2019 года на переговорных сессиях DIY-сетей я встретился с менеджерами DIY-сетей Сатурн, Бауцентр, Петрович, Максидом и др. и сообщил, что я снял с себя полномочия коммерческого директора РЭМЗ. Но при этом уведомил , что договор с РЭМЗ является действующим на 2020 год, и теперь я для них исключительно представитель «ДОРИ», которое и дальше будет поставлять в сети кабельную продукцию.

– Это декабрь 2019 года. Как вы все-таки стали работать с Кебурией?

– Как я рассказывал ранее, Кебурия предложил нам объединиться, чтобы вместе выпускать продукцию на производственной площадке в Талдоме и поставлять ее в сети, под управлением ДОРИ. Таким образом, ДОРИ должно было отвечать за финансы, сырье и продажи, Кебурия брал на себя ответственность за производство. Для реализации плана он предложил нам приобрести оборудование, расположенное на производственной площадке в Талдоме и принадлежащее ООО «ТК Северный», а также платить за аренду производственных помещений в Талдоме, тоже принадлежащих ООО «ТК Северный», чтобы помочь ему расплатиться с кредиторами. Кроме того, чтобы юридически зафиксировать участие Кебурия в общем бизнесе, было создано новое юридическое лицо - ООО «ТЭКЗ», где Кебурия получил долю участия, оформив ее на свою сестру. ДОРИ свои обязательства в рамках договоренностей выполнило в полном объеме.

– Когда вы договорились с Константином Кебурия, что будете выкупать оборудование?

– Договоренности были достигнуты в конце декабря 2019 года. 2 января 2020 - он получил аванс за оборудование. В марте была выплачена 100%-ая сумма по контракту.

– А что ДОРИ собиралось там выпускать?

– К этому моменту мы уже получили сертификаты ТР ТС на собственную продукцию под маркой ДОРИ (в соответствии с ГОСТ), также позже были получены соответствующие сертификаты под маркой Сила Электрика (продукция аналогичная по качеству РТ-Кабель (так называемый монтажно-бытовой кабель - примечание редакции) и планировали выпускать этот ассортимент в Талдоме. 

– Когда вы планировали запустить производство на площадке в Талдоме?

– В апреле 2020 года.

– А что было в Талдоме с января по апрель 2020 года?

– Там был другой арендатор в этот период, соответственно мы не могли ничего производить.

– Подождите, а что было между январем и апрелем 2020 года, пока еще не было производства в Талдоме?

– Между январем и апрелем 2020 года мы получали продукцию с РЭМЗ, а также продукцию от других производителей под их собственной и нашей ТМ. 

– А что вы продавали в январе-марте 2020 года, до начала запуска собственного производства?

– Все что получили и получали с РЭМЗ, с других предприятий.

– Изначально как строились ваши отношения с Константином Кебурия. Какая была схема работы?

– Наша схема работы была давальческой. «Компания ДОРИ» поставляла сырье, Кебурия на площадке ТК «Северный» на нашем оборудовании сырье перерабатывал и, соответственно, отдавал готовую продукцию «Компания ДОРИ». Так все должно было происходить, такой была договоренность и схема работы. Я отвечал за сырье и продажи, мой партнер - соучредитель ДОРИ за финансовую часть, Кебурия - за производство. У каждого была своя строго отведенная роль. Каждый просто должен был качественно выполнять свою работу.

– А когда вы получили первую продукцию по этой схеме?

– Ну примерно недели через 3 после начала работы. У Константина сложно получался запуск производства. Иногда складывалось ощущение, что для него производство не до конца исследованный им процесс. Количество брака за смену превышало количество выпущенной ликвидной для продажи продукции. И так продолжалось довольно долго, т.е. в конце апреля – начале мая 2020 года мы начали получать первые партии кабеля с нашими торговыми марками (ТМ), изготовленного на площадке в Талдоме.

Неудачное сотрудничество ДОРИ и ТК «Северный»


– Если были деньги на сырье, была площадка, оборудование. Что пошло не по плану?

– Кебурия начал производить продукцию, но это сопровождалось не очень корректным поведением партнера. Так, сначала он установил определенный размер арендной платы за аренду производственного помещения, потом под его руководством за пару месяцев было произведено более 10 тонн брака. Прошу учесть, что все это время на площадке в Талдоме производилась продукция под нашей ТМ.

– Хорошо, тогда давайте восстановим ход событий. В Талдоме находят продукцию и бирки РЭМЗ. ТДМ правообладатель, который хочет прекратить контрафакт и найти виновных. И тут появляется «Компания ДОРИ». Появляется со слов Кебурия. Который говорит, что он не знал, что производится на площадке, а также отметил, что он уточнял у ДОРИ почему производится РЭМЗ и получил ответ, что есть договоренности и все в порядке. Как вы это прокомментируете?

– Ситуация следующая: начав работать, Константин Кебурия заявил, что это он производственник и на протяжении 2-х месяцев с апреля по май, требовал, чтобы мы вообще не появлялись на заводе. Он производил кабель для нас, но когда он видимо понял, что не справляется и придется отвечать за значительное количество брака и необоснованных затрат, он пригласил нас и сказал, что снимает с себя полномочия и теперь он вместо того, чтобы быть партнером, становится нашим арендодателем, только уже с намного более высокой арендной платой.

И мы этот момент совершенно не поняли. Ведь оборудование, которое было на производстве, принадлежит «Компании ДОРИ». Мы в феврале приобрели это оборудование, полностью рассчитались за него и право собственности на оборудование от ТК «Северный» перешло «Компании ДОРИ». Это была юридически верно оформленная сделка, с проведением независимой оценки и безналичным расчетом. Оборудование принадлежит ООО «Компания Дори». Также на тот момент на заводе были и материалы и расходники, которые также принадлежали нам.

– Так в чем причина конфликта?

– Конечно деньги. Сначала Кебурия потребовал увеличить арендную плату в несколько раз. И мы согласились, и исправно платили, при этом поскольку наши отношения переходили исключительно в отношения арендодателя и арендатора, то мы предложили Кебурия выйти из бизнеса, в котором он перестал принимать участие, фактически являясь бенефициаром ООО «ТЭКЗ». Кебурия принял наше предложение, но из Общества не вышел, наоборот начал чинить препятствия на производственной площадке. 

– И вы решили разойтись?

– Да, мы с партнером предложили Кебурия разойтись, и дать нам возможность вывезти свое оборудование и материалы на другую площадку. На что он ответил: «А вашего здесь ничего нет». И с 21 августа 2020 года перекрыл доступ к производству, а после прислал уведомление о расторжении договора аренды в одностороннем порядке. 

– С какого момента Константин Кебурия перестал вас пускать на завод?

– С сентября 2020 года. Доступ на территорию завода был перекрыт полностью не только лично для меня и моего партнера, но и для всех 60 сотрудников ООО «ТЭКЗ». В августе помещения были закрыты и опечатаны, перекрыта подача водоснабжения и электроэнергии на производственную площадку, отключены компрессоры. Даже ключи от погрузчиков у сотрудников были отобраны. Мы пытались отгружать контрагентам изготовленную и оплаченную ими продукцию, но Кебурия не пускал грузовой транспорт на территорию завода, перегораживая въездные ворота личным или наёмным транспортом. В итоге, мы имели счета за простой грузового транспорта, штрафные санкции от заказчиков. Там доходило до абсурда. Например, как-то у въездных ворот появился экскаватор, который выкопал ров, чтобы никто не мог проехать, а у другого въезда залили бетоном горку, чтобы нельзя было вывезти оборудование. По итогам всех действий руководства и сотрудников ООО «ТК Северный» нами были написаны многочисленные заявления в следственные органы и органы государственной власти. .

В ответ со стороны ООО «ТК Северный» в наш адрес посыпались многочисленные заявления в различные инстанции с необоснованными жалобами и обвинениями. 

В настоящий момент, действия ТК «Северный» нами оспариваются в Арбитражном суде г. Москвы. 

– Но у вас же есть документы и все документально оформлено.

– У нас полный пакет документов о собственности на оборудование и ТМЦ на данной территории. И сейчас мы отстаиваем свои интересы в суде, где уже доказали, что оборудование наше.. 

– А где сейчас эти 60 человек?

– Нами было принято решение не увольнять людей, которые не виноваты в сложившейся ситуации, мы издали приказ о вынужденном простое и продолжаем на протяжении всего времени выплачивать работникам зарплату. 

– А что было до 21 августа?

– До этого момента мы так или иначе получали продукцию с площадки ТК «Северный». Конечно, несмотря на противодействия со стороны арендодателя продукция периодически отгружалась и все было относительно нормально. Правда отгружалась она в очень скромных количествах, в том числе по причине брака. Кроме того, приходилось ремонтировать приобретенное оборудование в этот период по причине износа, решать инженерные проблемы на площадке, что приводило к периодическим остановкам работ на производстве.

– Получается, что ваше оборудование осталось в заложниках у Константина Кебурия?

– Да, именно так. 

– Итак. Когда Константин Кебурия «закрыл» для вас и сотрудников вход на предприятие, что там было?

– Там остались закупленное ранее нами сырье, произведенная нами продукция и наше оборудование. 

– А когда в сентябре Константин Кебурия перестал вас пускать, устроил блокаду и перестал отгружать продукцию как вы работали? Что делали в этот период?

– Конечно для нас это стало неожиданной проблемой. Но я отвечаю в ДОРИ за развитие бизнеса и не время было сидеть и «посыпать голову пеплом» У нас продолжали действовать контракты с сетями, имелись официальные сертификаты соответствия ТР ТС и торговая марка ДОРИ, все в порядке было с финансовой составляющей. Естественно я сразу же позвонил всем своим партнерам и коллегам по отрасли и попросил меня поддержать. Мы просто увеличили объемы производства на сторонних предприятиях, которые делали продукцию по нашему заказу под маркой «ДОРИ». Тут должен сказать, что благодарен, что меня все поддержали, даже конкуренты по торговым сетям не отказывали. Это приятно.

Настоящий детектив. Оперативные действия на производстве в Талдоме


– А как вы попали на производство, когда там проводились оперативные действия? 

– Накануне мне позвонили из РОВД и сказали, что завтра на производственную площадку в Талдом едет комиссия и посоветовали хотя бы зайти на производство, чтобы проверить осталось ли там оборудование, материалы. И конечно я поехал, хоть мой адвокат и рекомендовал не делать этого. Для участия в процедуре осмотра приехали также Генеральный директор «Компания ДОРИ», директор производства и другие мои сотрудники, которые работали на производстве.

Мы специально пригласили всех ключевых сотрудников, чтобы оказать помощь сотрудникам РОВД и легко ответить на любой вопрос с профессиональной точки зрения. Но наши старания остались без внимания Ворота ООО «ТК Северный» открылись и машины участников осмотра начали заезжать на территорию, но когда настала наша очередь въехать на территорию прямо перед нашей машиной Кебурия лично закрыл ворота. После этого к нам вышел старший следователь и из-за ворот поинтересовался - пойду ли я (кроме меня никто больше приглашен не был, даже адвокат)? 

– И что там было?

– Никто мне ничего не вменял, но как мне показалось, отношение было очень предвзятым.  Я увидел огромное количество продукции РТ-Кабель. По непонятной причине вся она находилась в цеху. Наша продукция всегда хранилась на складе, и оставалась там на момент, когда нам перекрыли допуск на завод. Мы пошли к складу, но туда меня не пустил лично Кебурия. Прямо передо мной закрыл дверь и сказал: «А тебе там делать нечего».
И когда вышел следователь я поинтересовался: «Стоит ли там 6 бунтов меди, которые мы оставили, когда он нас выгнал с площадки?», на что следователь ответил, что там есть 2 из 6 бунтов. И мне все стало понятно… У меня есть видео, где видно, что по ночам в цехе горел свет. 

– Получается, что завод работал в так называемую «третью смену»?

– Я не могу это утверждать. Мы видели, что народу туда заходило большое количество... Это оборудование хорошо знает Кебурия. Он знает, что с ним делать…

– Вернемся к событиям на заводе. Что еще было на площадке? 

– Я скажу чего там не было точно. Там практически не было моей продукции под маркой «ДОРИ». Хотя по документам ее должно было быть паллет 100, мной было обнаружено раскиданных может паллет десять...

– По протоколу на площадке там кроме продукции был чуть ли не склад полиграфии с бирками РЭМЗ и РТ?

– Все верно. И все эти бирки были в так называемой «стекляшке» (название помещения - прим. ред.), которая нам даже на сдавалась в аренду. Я поднялся наверх в «стекляшку», увидел все эти бирки в коробках, пока внизу остальные старательно переписывали продукцию и проводили другие оперативные действия. Но поднявшись наверх в стекляшку я еще кое-что заметил.

– И что именно вы там увидели?

– На улице в темноте за пределами территории осмотра стояла продукция. Там стояло огромное количество паллет. И я спросил у оперативников, все ли они записали? Они кивали и продолжали составлять протокол осмотра. Также на площадке было огромное количество продукции РЭМЗ и РТ-Кабель, к которой мы не имеем никакого отношения, и коробки с бирками были явно не из нашей типографии. Наши бирки мы получаем из типографии упакованными в совершенно другие коробки.  Вы скорее всего видели протокол осмотра?!
Но вам вряд ли показали мои замечания к этому протоколу на 3-х листах?! Где я все увиденное подробно описал.

– Вы как-то фиксировали все процессы? Есть доказательства слов?

– Я, конечно, зафиксировал и показал своему адвокату. Она (адвокат) была мягко говоря шокирована, ведь исходя из протокола, который составляли на месте, меня чуть ли не должны были сразу арестовать. 

– Что было дальше?

– Когда уже все это «мероприятие» закончилось, которое, напомню, продолжалось 11 часов, я подошел к полицейским и сказал: «А давайте выйдем на улицу и зайдем за здание. Там кое-то есть интересное».  Мы зашли за угол здания и под навесом стояла продукция «ДОРИ». Продукция, которую мне Кебурия не отгрузил и не отдал. Я не знаю, что там было на складе, ведь меня туда не допускали, но видимо там моей продукции не было, а она была спрятана уже за территорией досмотра, под навесом.

И когда я это все показал оперативникам и спросил: «А это что?» было похоже на то, что даже они опешили и тут же на месте оформили эту находку в протокол.  Кебурия, когда увидел, что полицейские записывают найденный кабель «ДОРИ» в протокол, повел себя как минимум странно, устроив «концерт» всем присутствующим. Начались провокации с его стороны, вследствие чего я с сотрудниками полиции покинул территорию предприятия. Подробности данного инцидента освещать нет смысла.

– Погодите. Это какой-то совсем бред и сюрреализм.

– Да, это действительно так было. Настоящий детектив…

– Сведения о том, что вы пытаетесь отнять у Константина Кебурия завод, верны?

– Однозначно нет! Я никогда на данную территорию завода не претендовал. Поскольку партнерские отношения не сложились, единственное чего я просто хочу – забрать свое оборудование и покинуть производственную площадку в Талдоме раз и навсегда. Администрация района уже подобрала недалеко хорошую производственную площадку площадью в 3500 квадратных метров. 

– Вы уже полностью готовы к переезду на новое место?

– Да, мы готовы. На новой площадке есть пока небольшие вопросы по электричеству, но мы все равно готовы туда перевезти оборудовании и продолжить собственное производство, сохраняя рабочие места. На первое время мощности там достаточно, чтобы работать.

Как контрафакт может попасть в торговые сети и кто его мог делать?


– Итак, получается, что с 1 апреля по 21 августа 2020 года вы уже производили продукцию под маркой «ДОРИ» на площадке в Талдоме и на других заводах по договору контрактного производства. А покупали ли в этот период продукцию на РЭМЗе?

– Последние поставки с РЭМЗ у нас были в течении апреля, после их продукцию мы уже не закупали.

– А ваши партнеры из торговых сетей знали, что продукция производится на площадке в Талдоме и как вообще происходила замена бренда РЭМЗ на «ДОРИ» в торговых сетях?

– Да, конечно, торговые сети знали. Уже с начала года мы начали вести работу по замене бренда РЭМЗ на продукцию под брендом «ДОРИ». Где-то в этот момент (апрель-май 2020 года) на площадку приезжали представители ведущих торговых сетей. Есть официальная переписка, где согласована замена бренда РЭМЗ на продукцию под маркой «ДОРИ». Развивать чужой бренд, имея собственное производство, не имеет смысла. 

– Тот кабель, который вы поставляли в торговые сети в этот период – это только «ДОРИ» или другие бренды?

– А вы сами можете посмотреть в торговых сетях. Там продукции РЭМЗ и РТ-Кабель нет. Я вам могу объяснить. Когда вся эта история началась, я сам позвонил в основные сети и дал мерчендайзерам команду и попросил собрать все остатки РЭМЗ и РТ-Кабель. Я был готов заменить всю эту продукцию на бренд «ДОРИ» и «Сила электрика», хоть я и понимал, что такое решение очень дорого мне обойдется. Но для меня репутация и имидж – это самое важное. Ведь я на этом рынке не первый год и не собираюсь с него уходить.

Обычно возвраты из сетей – это «катастрофа» для бизнеса. Но на мое удивление, обзвонив все магазины, перепроверив информацию, оказалось, что остатков РЭМЗ и РТ-Кабель в сетях нет. 

– Получается, что по вашей версии, в Талдоме под вашим контролем или по вашему поручению ни на одну бухту кабеля не было наклеено ни одной бирки РЭМЗ или РТ-Кабель. 

– Да, все верно. Под моим контролем или по моему указанию в Талдоме никогда и ничего не делали под брендом РЭМЗ или РТ-Кабель. Там производили только продукцию собственных марок «ДОРИ». 

– Откуда тогда контрафактный кабель мог взяться в торговых сетях?

– В сетях нет контрафактного кабеля. Мы уже с апреля стали поставлять в основном продукцию «ДОРИ», но в этот момент были еще поставки из остатков официально купленного РЭМЗ и РТ-Кабель и это нормально. В сетях присутствует только официальная продукция. Сейчас в магазинах легко можно найти кабель ещё 2017-2018 годов. Частая практика, когда у завода закупается, например 5 км – минимальный заказ, какого-нибудь ПВС 3*6, а в сети поставляется 600 метров в месяц. Вот и считайте сколько еще времени будет та или иная позиция поставляться и продаваться.

– В «расследовании» говорилось, что контрафакт обнаружен в торговой сети «Сатурн». Что вы на это скажете?

– Я не верю, что кто-то подделывал РЭМЗ. Подделывать ГОСТовскую продукцию, которую выпускал РЭМЗ нет никакого смысла. РТ-Кабель я тоже не видел в сетях поддельную.

– А почему на контрафактном кабеле стоит дата 22.02.2020? Как вы думаете?

– Я не знаю. Но мне недавно позвонил один из сотрудников крупной DIY-сети, и сказал, что ему вообще пришла информация о том, что якобы вся продукция, которую они получали начиная с февраля 2020 года является контрафактной. Он был крайне удивлен этому. В ответ я ему отправил договор с РЭМЗ, который действует до декабря 2020 года, где черным по белому написано, что мы являемся дистрибьюторами РЭМЗ и расторжения по нему не было. А еще я ему отправил накладные «первичку», по которым нам поставлял РЭМЗ в марте, апреле. У меня есть документы по отгрузке от РЭМЗ, соответственно и у РЭМЗа есть эти документы. Их я могу предоставить если потребуется. 

– А как вы объясните, что кабель, который был обнаружен в ТК «Северный» идентичен тому, что был обнаружен в «Сатурне». Мог ли Кебурия делать контрафактный кабель без вашего контроля?

– На мой взгляд, он мог делать там все что угодно. Почему нет, для производства на площадке есть все материалы – медь, ПВХ, тальк, красители, пленки, паллеты и т.д.

– Спрошу напрямую. На заводе в Талдоме обнаружили продукцию РЭМЗ. Там была бирка именно РЭМЗ. Это ваши бирки? Это ваше производство?

– Нет. Это не наши бирки, не наша продукция. 

– Тогда ваша версия. Кто делал контрафактный кабель РЭМЗ и РТ-Кабель на площадке в Талдоме? 

– Не знаю. Допуск на территорию для нас закрыт с сентября 2020 года. За это время можно было произвести все что угодно.

– А кто тогда мог делать кабель, если ваших сотрудников там не было с сентября?

– А знаете, сколько там людей ходило. У нас есть видеозаписи, все это вполне могла производить другая «команда».

– Какой был мотив у Кебурия?

– Мотив простой! Не отдавать чужое оборудование и чужие материалы (ТМЦ ООО «Компания ДОРИ»). А чтобы это все реализовать – «подставить» меня перед всеми, в частности перед ТДМ. До ТДМ, я знаю, что Кебурия приглашал на площадку и других представителей отрасли. 

– Получается, что во всей этой истории с контрафактом ТДМ использовали «в черную» и фактически это история про ваш конфликт с Кебурией?

– Получается, что так. 

Отношение рынка


– А обсуждали ли вы произошедшее с ТДМ и как вообще у вас строятся с ними отношения сейчас?

– Мы в диалоге.

– Как думаете, будет ли ТДМ как владелец РЭМЗ с вами работать далее после всех этих событий?

– Поживем, увидим. Все возможно.

– А как вы вообще относитесь ко всем эти расследованиям, видео. Как относитесь к RusCable.Ru?

– Знаете, сначала я очень не хотел идти к вам (имеет ввиду RusCable.Ru). Но мне несколько известных и уважаемых людей посоветовали все-таки прийти и рассказать, так как «Рускабель» сможет честно все рассказать и показать. Я думал, что все эти «зумы», «видеосвязи», «прямые эфиры», «видео» и так далее – это все вы используете, чтобы набить себе авторитета и вы отнесетесь ко мне предвзято. Но мне уважаемые люди сказали, что вам можно довериться. Поэтому я пришел и не разочаровался. Хорошо, что вы дали возможность рассказать мне все как есть.

Относительно «Честной позиции» и всех их расследований и деятельностью скажу так. Я полностью и не смотрел расследование, мне было неприятно наблюдать это, но мне присылали потом мои сотрудники комментарии оттуда, где люди пишут, что хорошо меня знают, что давно работают и все, что там показано – это бред. Среди этих комментариев я запомнил один такой ответ от Владимира Кашкина: «Да хватит вам, вы 20 минут назад зарегистрировались, уймитесь, что-то там про ботов». Я бы наверное, на это ответил как-то так «А кто сказал, что в чате АЧП в telegram люди сидят»? 

– А была ли какая-то реакция от партнеров, клиентов после публикаций про Талдомский контрафакт?

– Знаете, из этой истории я приобрел больше друзей, которые меня поддержали. Это и те, кто делали кабель для меня. И клиенты и партнеры. Просто те, кто меня знают в отрасли. Я ведь кроме того, что кабелем занимаюсь, еще сотрудничаю с разными другими производителями. И в основном все меня поддержали, спрашивали чем помочь, в том числе и пойти на «Рускабель» советовали. Но, конечно, были и те, кто «переобулся». История показала, кто друг, кто враг. Это тоже важный для меня урок.

– Так какой итог этой истории. Чего вы хотите добиться? 

– Я просто хочу забрать свое имущество и продолжить свое производство на новой площадке. Чтобы мои люди не сидели просто без работы. 
Порядочность – это не слова. Порядочность – это действия. Можно рассказывать много. Константин Кебурия – очень большой рассказчик и фантазер, но только это всего лишь одна из его историй. 

Мы уже потеряли много денег, продолжаем терять и еще много потеряем из-за этой истории. Но правда она одна. У меня есть принципы. У меня есть коммерческая этика. Я хочу быть полезным для общества.

– Что вы намерены делать?

– Я собираюсь урегулировать вопросы и претензии к нашей стороне, заняться восстановлением деловой репутации и привлечением к ответственности виновников произошедших событий. 

Беседовал Александр Гусев


Миляев Михаил Олегович ООО "Группа компаний Дори"
Соучредитель