Есть ли жизнь за пределами ОПЕК+?

2363
24.11.2023, 14:45

ОПЕК прогнозирует рост добычи нефти в странах, не входящих в картель. Насколько это серьезная угроза для альянса ОПЕК+ и для нефтяных цен? Способна ли усиливающаяся конкуренция со стороны традиционных и новых игроков разрушить имеющиеся договоренности по ограничению предложения "черного золота"? Откуда возьмутся эти дополнительные баррели и насколько обоснованы надежды на их скорое появление? На эти темы в своей авторской колонке рассуждает доцент Финансового университета при Правительстве РФ, эксперт аналитического центра ИнфоТЭК Валерий Андрианов.

Сегодняшняя ситуация на мировом нефтяном рынке опровергает традиционные представления о механизмах функционирования данного сектора глобальной экономики. Впрочем, этот закон классический и касается всех сфер производства: если тот или иной товар поднимается в цене, то появляется гораздо больше желающих его производить, что ведет к усилению конкуренции и снижению цен. В случае с нефтью такая схема корректировалась с учетом того, что каждое месторождение (или шире – категория запасов) имеет свой "порог" котировок "черного золота", при достижении которого его разработка становится экономически оправданной. Но работает ли такой механизм сейчас?

Закончились "камни"?

Еще относительно свежи в памяти нефтяные котировки ниже $50 за баррель. При этом рынок готовился и к худшему – к ценам вплоть до $20 за баррель. И что самое любопытное, это не приводило к обвальному падению производства, то есть значительная часть месторождений может эксплуатироваться (другой вопрос – насколько долго) даже при таких ценах. Почему же тогда сегодня, когда нефть то штурмует отметку в $90 за баррель, то откатывается немного ниже, мы не наблюдаем обратного процесса – стремительного роста добычи, способного "перевесить" фактор сокращения производства странами – членами альянса ОПЕК+? Уже миллион раз цитировалась фраза бывшего саудовского министра о том, что каменный век закончился не потому, что кончились камни, и то же самое произойдет с нефтяной эрой. Ну так что – "камни", то есть нефть, все же закончилась? Конечно же, нет. Тут дело в другом.

Впрочем, нельзя сказать, что "жизни за пределами ОПЕК+" нет. Так, согласно последнему прогнозу самого нефтяного картеля, добыча нефти странами, не входящими в его периметр, в 2023 году может вырасти на 1,8 млн барр/сут, до 67,6 млн барр/сут. Это на 100 тыс. барр/сут больше по сравнению с предыдущей оценкой.

Однако все же прирост производства в странах, не входящих в ОПЕК, не способен полностью покрыть растущий спрос на "черное золото". Так, глобальный спрос, по расчетам Международного энергетического агентства, в нынешнем году увеличится на 2,2 млн барр/сут. То есть страны ОПЕК+ по-прежнему сохранят за собой фактическую роль регулятора рынка.

Думается, что сообщения о росте добычи за пределами ОПЕК+, имея под собой некоторую реальную фактологическую основу (о чем упомянем ниже), сегодня все же искусственно раздуваются и используются с вполне предсказуемой целью – вбить клин между членами альянса. Вашингтон уже давно забрасывает удочку на предмет развала "нефтяного союза" между Москвой и Эр-Риядом. Согласно "сливам" некоторых западных источников, переговоры на этот счет велись незадолго до начала вооруженного конфликта в секторе Газа. Были ли достигнуты какие-либо предварительные договоренности Белого дома с саудитами, мы уже вряд ли когда-либо узнаем. Но сегодня вероятность продолжения таких переговоров нулевая. А значит, надо подтягивать "тяжелую артиллерию" и действовать на нервы государствам – участникам ОПЕК+, пугая их тем, что конкуренты уже дышат в спину, и если сегодня не нарастить добычу, то завтра рыночные ниши будут уже заняты…

Так кто из нас бензоколонка?

Любопытно также, откуда ожидается поступление этих "сторонних" баррелей. Главный вклад в рост добычи за пределами ОПЕК должны внести Соединенные Штаты. По сведениям Управления энергетической информации (EIA), по состоянию на 10 ноября 2023 года добыча в стране достигла 13,2 млн барр/сут (в среднем за предшествующую неделю). Ожидается, что по итогам нынешнего года данный показатель достигнет уровня в 12,9 млн барр/сут, тем самым превысив предыдущий рекорд 2019 года – 12,315 млн барр/сут.

А уже в следующем году рекорд будет обновлен, и производство составит 13,15 млн барр/сут. Прогнозируется, что уже в текущем году нефть впервые в истории станет крупнейшей статьей экспортных доходов США. Помнится, кто-то называл Россию "большой бензоколонкой" из-за сильной зависимости от экспортных нефтегазовых доходов. Так кто из нас теперь "бензоколонка"?

Такие радужные планы Минэнерго США вызывают как минимум два вопроса. Первый из них: почему только США смогли воспользоваться благоприятной конъюнктурой рынка? Что мешало другим западным странам и их компаниям-мейджорам включиться в эту гонку и начать извлекать из недр дополнительные баррели, тем самым занимая рыночные ниши, которые освобождали страны – члены альянса ОПЕК+? Ответ на этот вопрос давно известен: "зеленая политика", активно пропагандировавшаяся теми же США (вспомним хотя бы достославного Альберта Гора), фактически убила инвестиционный процесс в нефтегазовом комплексе в странах Запада – везде, кроме самих США. Получилось очень "экологически ответственно" и удобно: конкуренты сами вычеркнули себя из списка претендентов на дополнительные нефтегазовые доходы и одновременно поставили западный мир в еще большую вассальную зависимость от Вашингтона. Сейчас некоторые страны и компании вдруг хватились и стали даже, вопреки все еще сохраняющейся "зеленой" риторике, вновь увеличивать капиталовложения в нефтегаз. Но поскольку инвестиционный цикл в отрасли весьма долог, их поезд уже ушел, расчистив путь локомотиву американской сланцевой революции.

Но тут возникает второй вопрос: а насколько та же сланцевая добыча может служить долговременным фундаментом роста предложения на мировом рынке? И вот тут возникают большие сомнения. Согласно предварительным оценкам, в ноябре добыча нефти в ведущих сланцевых бассейнах США сокращается третий месяц подряд, и она уже достигла минимальных значений с мая нынешнего года (9,553 млн барр/сут против 9,604 млн барр/сут). Отрицательную динамику показывает крупнейший в стране Пермский бассейн, где производство в ноябре ожидается на самом низком с февраля уровне – 5,9 млн барр/сут. То есть, получается, общий рост добычи в стране идет не за счет "сланца", а за счет старых "традиционных" месторождений. Но насколько велик их потенциал?

Как справедливо заявил вице-премьер Александр Новак в своем интервью Business FM, сланцевая отрасль США до сих пор не восстановилась после пандемии, и в нее не поступают инвестиции в таких объемах, как раньше, которые необходимы для постоянного обеспечения роста числа пробуриваемых скважин. Статистика подтверждает этот тезис: по данным Baker Hughes, число действующих буровых установок в США в октябре снизилось на девять единиц по сравнению с январем, до 623, что стало самым низким показателем с января 2022 года. "Поэтому отрасль на сегодняшний день стагнирует на примерно одном и том же уровне. Будем смотреть, как будет дальше развиваться ситуация", – отметил вице-премьер.

Кстати, аналогичная картина наблюдается и с природным газом. Его добыча в крупных сланцевых бассейнах США в ноябре, по оценкам EIA, должна снизиться на 0,5 млрд куб. футов в сутки (bcfd), до 98,8 млрд куб. футов.

Игроки "себе на уме"

Помимо США, дополнительные баррели мировому рынку в ближайшем будущем могли бы дать Бразилия, Казахстан, Норвегия, Гайана и Китай. Безусловно, все это разные кейсы. Так, Норвегия оказалась "воодушевлена" уходом с европейского рынка основной доли российских энергоносителей, но ее возможностей явно недостаточно для того, чтобы даже частично заменить РФ в качестве гаранта энергобезопасности Европы. Китай, естественно, направит дополнительную добычу на внутреннее потребление, что, конечно, способно повлиять на глобальный баланс спроса и предложения, но не слишком значительно. В свою очередь, Казахстан заявлял о намерениях довести добычу в 2023 году до 92,6 млн т, а к 2027 году – до 103,2 млн т. Но летом нынешнего года министр энергетики республики Алмасадам Саткалиев заявил, что Астана пересмотрит план добычи на 2024 год в сторону сокращения из-за продления действия сделки ОПЕК+. Так что и тут ждать быстрого наращивания предложения не стоит.

На этом фоне выделяется группа стран Южной Америки, которые в последнее время, с одной стороны, активно наращивают добычу нефти, а с другой стороны, не спешат принять одну из сторон – коллективного Запада или ОПЕК+. Здесь можно в первую очередь вспомнить о Венесуэле, которая хотя и является постоянным членом (и даже одним из основателей) ОПЕК, в последнее время вследствие глубокого кризиса в национальной нефтяной промышленности де-факто выключена из системы квотирования. Как известно, сегодня США пытаются найти в лице Венесуэлы дополнительный источник поставок "черного золота". Но, как уже писал ИнфоТЭК, реализация подобных планов – под большим вопросом.

Гайана представляет интересный кейс, который можно рассматривать как исключение, подтверждающее правило. Пожалуй, это чуть ли не единственный вновь создаваемый и бурно растущий центр нефтедобычи на фоне глобального "инвестиционного голода" нефтяной отрасли. ИнфоТЭК уже сообщал о том, что американская ExxonMobil начала добычу на третьем нефтяном месторождении в блоке Stabroek–Payara – на шельфе Гайаны. В результате общий объем мощностей в стране вырастет на 620 тыс. барр/сут (всего на Stabroek к концу 2027 года планируется добывать более 1,2 млн барр/сут).

Бразилия сегодня является одним из мировых лидеров по наращиванию объемов производства углеводородного сырья. В сентябре она установила рекорд по добыче нефти и газа – 4,67 млн барр/сут. Перспективы увеличения производства имеются также в Аргентине и Колумбии.

Поэтому будущее мирового рынка нефти, и в том числе размер котировок "черного золота", будут зависеть от того, какую позицию займут эти игроки. Пока они остаются "себе на уме" и не спешат присоединиться к альянсу ОПЕК+. Это и понятно: сначала надо все-таки обеспечить рост показателей (раз уж появились такие возможности), выйти на некую полку добычи, занять свою нишу на мировом рынке, а уж затем можно думать о присоединении к режиму квот и об ограничении добычи. И коллективный Запад, в первую очередь США, будет делать все возможное для того, чтобы оттянуть данный момент. Однако сама логика развития рынка говорит о том, что очередных "нефтяных войн" и ценового демпинга от новых игроков ждать не стоит – не столь велики их объемы добычи и не столь велико их желание "спасать" Запад от высоких цен на энергоресурсы…