Наука Глобальная энергия декарбонизация экология

Что стоит за ростом цен на углерод?

04.08.2021 14:00
Просмотров: 874

Конец июля и начало августа стали периодом роста цен на углерод. Свидетельство тому – динамика фьючерса на европейскую углеродную единицу, которая измеряется в евро за тонну CO2 и торгуется на Межконтинентальной бирже (ICE, входит в состав NYSE): если 22 июля цена фьючерса составляла 50,8 евро, то по итогам торгов 3 августа она достигла 54,2 евро.

Одной из причин роста котировок стало предложение Еврокомиссии внести изменения в правила биржевой торговли эмиссионными квотами, которое было оглашено 14 июля – в тот же день, что и весь пакет документов, разъяснивших суть «Зеленой сделки». Будучи внедренной в Евросоюзе в 2005 году, торговля квотами к сегодняшнему дню охватила предприятия энергоемких отраслей (к примеру, нефтепереработка, электроэнергетика, сталелитейная промышленность), на которые суммарно приходится около 50% выбросов CO2 внутри ЕС.

Лимиты на выбросы

Биржа, де-факто, является инструментом регулирования углеродного следа: в случае превышения годовых лимитов на выбросы CO2 предприятия должны дозакупать эмиссионные квоты, а в том случае, если квота остается невыбранной, – вправе продавать их. При этом лимиты на выбросы постепенно ужесточаются: так, в 2018 году Еврокомиссия анонсировала решение, по которому в период с 2021 по 2030 год лимит будет ежегодно сокращаться на 2,2%. Это посодействовало росту цен на углерод еще до вступления решения в силу: стоимость европейской углеродной единицы выросла с 25,1 евро в конце 2018 года до 26,7 евро в конце 2019-го и 32,7 евро в конце 2020-го.

На практике это привело к увеличению нагрузки на углеродоемкие отрасли. В их числе – угольная электроэнергетика: в 2019 году, по данным BP, генерация из угля сократилась в ЕС на 24%, а в 2020-м – еще на 21%. Схожий эффект может оказать дальнейшее ужесточение лимита на выбросы: согласно решению Еврокомиссии от 14 июля, теперь он будет ежегодно сокращаться не на 2,2%, а на 4,2% – это должно будет помочь к 2030 году сократить выбросы на 55% к уровню 1990 года.

Воздушный, морской и наземный транспорт

Росту значимости торговли эмиссионными квотами может посодействовать вхождение в число ее участников операторов морских перевозок, которое поэтапно произойдет в 2023-2026 гг. Под действие углеродного регулирования подпадут перевозки не только внутри ЕС, но и, частично, за его пределами (в том случае, если европейский порт будет одним из пунктов внешнего сообщения). Ужесточение регулирования коснется и авиаотрасли: лимиты на выбросы, которые сейчас распределяются между авиаперевозчиками свободно, с 2027 года будут доступны только на бирже.

Еще одно изменение затронет наземный транспорт, который, наряду с жилищным сектором, с 2026 года подпадет под действие «параллельной» системы торговли эмиссионными квотами. Правда, ее участниками станут не владельцы домов и автомобилей, а компании-дистрибьюторы бензина и дизеля, а также нефтепродуктов, использующихся в коммунальном хозяйстве. На жилищный сектор приходится 36% выбросов CO2 в Европе, следует из данных Европейской ассоциации производителей изоляционных материалов. Поэтому его включение в торговлю эмиссионными квотами таже может посодействовать снижению углеродного следа.

Расходы на декарбонизацию

Последнее по списку, но не по значению изменение коснется европейских компаний, занятых в производстве минеральных удобрений, алюминия, цемента, железа и стали – товаров, которые с 2026 года подпадут под действие трансграничного углеродного механизма (CBAM). Для европейских компаний из этих секторов будет сдвинута временная граница, начиная с которой лимиты на выбросы CO2 перестанут распределяться свободно (с 2030-го на 2036 год). Но при этом c 2026 года, когда в полной мере заработает CBAM, лимиты на выбросы начнут ежегодно сокращаться на 10%. Это наверняка приведет к увеличению «карбоновых выплат», за счет которых уже финансируются программы адаптации экономик стран-членов ЕС к вызовам декарбонизации.

Фото предоставлено пресс-службой ассоциации «Глобальная энергия».