Неплюев Николай Владимирович, "Тольяттиазот": химическая отрасль в России. Проблемы и перспективы

19.05.2021 14:34
Просмотров: 1546

2020 год оказался весьма непростым для мировой химической промышленности, в первую очередь из-за крепко «ударившей» по мировой экономике пандемии COVID-19. Наглядным примером острого кризиса может служить тот факт, что крупнейшая американская нефтехимическая компания DuPont объявила о закрытии половины своих мощностей по производству полимеров. Одной из основных причин исполнительный директор корпорации Эд Брин считает спад в таких ключевых отраслях производства, как автомобилестроение, авиакосмическая промышленность, нефтегазодобыча и строительство.

Между тем в России отрасль в прошлом году показывала относительно неплохие результаты в сравнении с тем, что происходило в мире. О том, как себя чувствует российская химическая промышленность сегодня, и о ее перспективах рассказал Неплюев Николай Владимирович, член совета директоров «Тольяттиазот» и специалист в вопросах национального химпрома.

Российская химия двигается вперед

Драйвером развития отечественной химической промышленности в 2020 году стала непростая ситуация, сложившаяся на внутреннем фармацевтическом рынке. Однако, по мнению Николая Владимировича Неплюева, этому благоприятствовала не только эпидемия, есть и ряд объективных факторов.

«Несмотря на пессимизм, который высказывали некоторые мои коллеги по экспертному сообществу, российская химическая промышленность в прошлом году продемонстрировала определенные успехи. Об этом наглядно свидетельствуют итоговые цифры, оглашенные недавно Минпромторгом России: общий годовой рост составил 5,4 %, а подсчитанная прибыль от отгруженных товаров — не менее 4,6 трлн рублей.

По мнению Михаила Иванова, замминистра промышленности и торговли РФ, рост в этом сегменте экономики был спровоцирован своевременной переориентацией предприятий на товары, спрос на которые повысился во время пандемии. Так, весной прошлого года в России существенно выросло производство кожных антисептиков — в 8 раз, медицинских перчаток — в 10 раз и защитных очков — более чем в 5 раз.

Вместе с тем рост химической промышленности подстегнуло и увеличение спроса на минеральные удобрения со стороны российских агропромышленников. А повышение экспортных цен на 10–30 % позволило производителям выйти на рекордные цифры: крупнейшие компании сектора нарастили выпуск на 4,9 %, выпустив до 52 млн тонн удобрений (спрос внутри страны вырос на 20,4 % и составил 11,5 млн тонн наименований продукции).

Максимальный рост за период с января по август 2020 года показали производство красителей и пигментов (+21 %), лаков и красок (+4,38 %), пластмассовых труб, шлангов, фитингов (+7,24 %), полимерных плит, листов и пленки (+8,29 %), аммиака (+0,42 %).

Все эти показатели свидетельствуют о том, что российская химическая отрасль в прошлом году действительно чувствовала себя весьма неплохо».

Актуальные проблемы химической промышленности в России

Несмотря на всю положительную динамику, по-прежнему отмечаются сложности системного характера. Николай Неплюев проанализировал общие и технологические проблемы химпрома, базирующиеся на его технологической специфике.

«Говоря о положительных тенденциях, нельзя забывать и о проблемах системного свойства, которые наблюдаются в химической отрасли не первый год.

Обозначить эти проблемы помогает ежегодный аналитический обзор консалтинговой компании Deloitte, представляющий взгляд на сложившееся положение со стороны крупных и активных участников рынка. Согласно опросу представителей свыше 80 предприятий, опасение вызывают падение внутреннего спроса на продукты химпрома, усложнение логистики и ослабление национальной валюты. При этом слабый рубль ударяет прежде всего по лакокрасочным предприятиям, а также компаниям, специализирующимся на продуктах органической химии, фармацевтики и т. д.

Помимо названных проблем не могут не вызывать тревогу и высокое налогообложение, рост конкуренции на внутреннем рынке, недостаточность господдержки, несовершенство государственного регулирования и геополитические риски, связанные с возможными санкциями отраслевой направленности.

Если анализировать сугубо технологические проблемы в химической промышленности России, то имеет смысл сравнивать специфику нашей индустрии с особенностями в аналогичной сфере некоторых развитых стран. Такие государства, как Япония, Китай, Германия, США, лидируют на мировом рынке с высокотехнологичной продукцией высоких переделов, требующих серьезных инвестиций в фундаментальные и прикладные научные исследования.

В России же основная доля производства приходится на базовую (крупнотоннажную) химию (в Японии такому производству отводится 6 %, в странах Европы — 13 %, в США — 14 %), в то время как на сегмент высокой химии приходится не более 15 % от всего ассортимента соответствующей продукции. Явный перекос заметен и по тем показателям импорта, от которых зависит развитие отдельных секторов промышленности. По некоторым продуктам зависимость малотоннажной химии от импорта достигает 100 %, в то время как для средне- и крупнотоннажной химии эти показатели не превышают 35 %.

Ключевая проблема всей отрасли состоит в том, что часто при внедрении технологий, запуске новых производств или модернизации старых теряется драгоценный ресурс — время. Объективно говоря, случается, что этап согласований превышает длительность самих работ. Здесь тормозом становится и государственная система тендерных закупок, и федеральные инструкции по выбору подрядчика на те или иные работы со всеми сопутствующими непрозрачными схемами.

Также развитию химпрома препятствует извращенное понимание отдельными промышленниками некоторых важных в национальном масштабе государственных инициатив. В качестве наглядного примера можно привести создание в 2014 году реестра веществ для импортозамещения. Вроде благое начинание в результате привело к тому, что список формируется не за счет категорий реально важных и значимых веществ, а за счет того, под что государство точно даст деньги. При этом в каждом конкретном случае запроса не уточняется, какие объемы необходимы, какие инвестиции закладываются, в каком регионе лучше всего разместить производство с точки зрения доступности ресурсов, сырья, рабочей силы, рынков сбыта и т. д.».

Неплюев Николай Владимирович, «Тольяттиазот»: перспективы химпрома в России

Все имеющиеся трудности, по мнению Николая Владимировича Неплюева, преодолимы, если решать поставленные задачи стратегически. Государство знает о внутренних проблемах отрасли и прописывает пути по их устранению в рамках различных комплексных программ. Однако пройдет еще не один год, прежде чем РФ сумеет догнать развитые страны.

Очевидно, что власть на самом деле видит и понимает все сложности, с которыми сталкивается российская химическая промышленность. Реально оцениваются и перспективы отрасли в целом.

К примеру, Владимир Путин на совещании по развитию нефтегазохимии в конце прошлого года особо отметил, что спрос на нефть в течение ближайших пяти лет будет расти всего на 1 % в год, а затем пойдет на снижение в рамках 0,1 % в год. Президент обратил внимание и на то, что параллельно будет увеличиваться спрос на продукцию переработки, примерно на 4 % в год. И с этими прогнозами трудно не согласиться, это объективная реальность ближайших лет и десятилетий — эпоха монопольной нефтегазохимии постепенно уходит в прошлое.

Определенный оптимизм внушает принятая правительством еще в 2016 году «Стратегия развития химического и нефтехимического комплекса до 2030 года». На момент принятия документа власть ставила достаточно амбициозные задачи по снижению доли импорта химической продукции с 46 до 28 % и увеличению доли экспорта российской продукции глубокой переработки с 21 до 45 % (пандемия, разумеется, внесла свои коррективы в это планирование).

В соответствии с намеченной стратегией предусмотрено развитие прежде всего производства полимеров и увеличение выпуска минеральных удобрений. Во многом благодаря этой программе удалось добиться рекордных показателей в первом полугодии 2019 года: согласно данным Росстата, выпуск пластмасс за этот период увеличился на 3,1 % (до 4,3 млн тонн), минеральных удобрений — на 2 % (до 12 млн тонн).

Также изначально стратегия провозглашала реализацию порядка 200 инвестиционных проектов с суммарным объемом инвестиций более 1 трлн рублей. Результаты работы в этом направлении заметны на примере лидера нефтехимического сектора — «СИБУР Холдинг». За последние годы компания воплотила в жизнь 14 проектов на 210 млрд руб. К слову, запущенный в мае 2019 года крупнейший нефтехимический комплекс «Сибура» — «Запсибнефтехим» — позволил в первом квартале 2020 года нарастить производство этилена на 36,8 % (в годовом сравнении), полимеров этилена — на 44,7 %, полимеров пропилена — на 36,5 %.

Демонстрирует определенные успехи и агропромышленный комплекс. Так, «Акрон» запустил агрегат аммиака на 700 тыс. тонн и две очереди ГОК «Олений Ручей» на 1,2 млн тонн апатитового концентрата. Крупнейший европейский производитель фосфорных удобрений «Фосагро» смог запустить установки по выпуску аммиака на 760 тыс. тонн и карбамида — на 500 тыс. тонн. Наконец, одним из значимых событий можно считать ввод в июне 2019 года в Ленинградской области нового предприятия «Еврохима», позволившего достичь производственного результата по выпуску продукции в 1 млн тонн аммиака.

Если говорить про малотоннажную химию, то в России в 2017 году была утверждена дорожная карта развития этого сегмента отрасли до 2030 года. Предполагается, что к этому сроку будут созданы все условия для внутреннего производства на 1,5 млрд долларов и снижения доли импорта в промышленном потреблении на 13 %. Михаил Иванов, замминистра промышленности и торговли РФ, в рамках онлайн-конференции «Малотоннажная химия — 2020» отметил, что на сегодняшний день в стране действует около 100 компаний, которые реализуют 136 проектов по малотоннажной химии при общем бюджете в 450 млрд рублей.

Неплюев Николай Владимирович, член совета директоров ПАО «Тольяттиазот»: «Очевидно, что химическая отрасль хоть и развивается довольно успешно, однако в ближайшее время достигнуть уровня развитых стран у нас не получится. Для полноценного успеха необходимо решить ряд системных проблем. При этом особенное внимание желательно обратить на точечную господдержку в области модернизации предприятий стратегического химнаправления, не забывая про цифровизацию и инновации в области высокотехнологичной переработки «вредных» материалов».