Происшествия Севкабель банкротство Росскат

"Севкабель" с другим сечением

25.12.2020 10:55
Просмотров: 1507

Владелец УК "Политбюро" Сергей Ярмилко ответил на претензии и вопросы конкурсного управляющего завода "Севкабель" Елены Савчук и показал "светлую" сторону новой заводской площадки.

Недавно "ДП" рассказывал о своём визите на новую площадку производственной компании "Севкабель" на Кировском заводе, который нам устроила конкурсный управляющий предприятия Елена Савчук. Зрелище было удручающим: мы увидели разруху и грязь, которые, как сказала нам Савчук, остались после ухода управляющей компании "Политбюро", руководившей "Севкабелем" до неё.

Наш репортаж вызвал большой резонанс. И в редакцию обратился владелец "Политбюро" Сергей Ярмилко. Он показал нам другие цеха — тоже "Севкабеля" и тоже на Кировском заводе — которые выглядят совсем не так, как те, в которые нас водила Елена Савчук. Стоят станки: часть уже готовая к запуску, часть — ещё в упаковочной плёнке после транспортировки, ждёт монтажа в приготовленные фундаменты. Всё вполне прилично. Почему конкурсный управляющий не показала нам эту площадку — вопрос к ней. Пока же мы поговорили с Сергеем Ярмилко, который дал своё видение ситуации на заводе.

 

Сергей, это точно цеха "Севкабеля"? Нас явно водили не сюда…

Я знаю, куда вас водили: здание то же, но другая его часть. Вас не довели до настоящих цехов буквально 100 метров, а показали только мусор в пустом помещении.

Елена Савчук утверждает, что УК "Политбюро" до сих пор не передала ей документацию завода, хотя по закону должна была это сделать в течение трех дней с момента введения конкурсного производства то есть ещё в ноябре. Что вы на это скажете?

У нас почти 100 огромных коробок с документами, которые лежат в одном помещении и ждут, когда она придёт за ними. Наш директор оборвал ей телефон, чтобы пригласить туда — она не берёт трубку и не отвечает на сообщения. И сама не ходит на завод. Очередной раунд наших "казаков-разбойников" будет в эту пятницу, 25 декабря: на сей раз мы пригласим нотариуса, чтобы он засвидетельствовал: мы её звали, но она не пришла. И, если не придёт — оприходуем весь массив и отправим ей почтой. Можете тоже приходить на это пати, мы открыты для прессы. Увидите тогда, кто из нас от кого бегает.

По словам Елены, вы сорвали переезд, оставив новые цеха в разрухе и запустении, а завод в целом с огромными долгами и невнятным будущим. Есть что возразить?

У "Севкабеля" не было собственных долгов на момент ухода УК "Политбюро". Только обязательства по поручительствам за группу "Росскат" (в которую завод входит) по двум кредитам: 2,2 млрд рублей банку "Траст" и 3,3 млрд рублей Сбербанку. Эти поручительства на завод повесил его собственник, и УК "Политбюро" никакого отношения к ним не имеет. Других долгов у "Севкабеля" нет. По состоянию на 24 ноября 2020 года совокупная кредиторская задолженность "Севкабеля" — если исключить эти поручительства — составляла чуть более 300 млн рублей. Оборотные активы, напротив, составляли более 550 млн рублей, среди них: 420 млн готовая продукция, 130 млн дебиторская задолженность.

Переезд завода был запланирован давно. Ещё в 2017 году, когда владелец "Росската" Николай Таран покупал ООО "ПК Севкабель" с оборудованием на балансе, и привлёк УК "Политбюро" для организации всего бизнеса, он заявил, что намерен вывезти часть оборудования к себе в Тольятти, а наиболее высокомаржинальные мощности оставить под маркой "Севкабель" и только перевезти на другую площадку в Петербурге.

Переезд пришёлся на сложный период: из-за того, что собственник завесил предприятие своими долгами, ни один банк не давал заводу денег на релокацию. А ещё ни один банк — по той же причине — не давал банковских гарантий для участия в крупных тендерах — что привело к потере многих заказов и падению выручки.

Тем не менее, мы начали работы, и перевезли часть оборудования. Два цеха уже готовы к работе на новой площадке: нужно только оплатить подачу в цеха воды, света и тепла. Но тут пришла конкурсный управляющий и отказалась платить. Поэтому цеха остались просто складами для оборудования. А затем Елена Савчук сделала ещё одно: оспорила в суде наш договор с подрядчиком, осуществлявшим переезд. Конечно, это привело к остановке работ по демонтажу, транспортировке и монтажу оборудования.

А в ТРАСТе говорят, что вы могли и должны были помешать заключению договора поручительства и залога, столь обременительных для вверенного вам завода…

Мы — наёмные менеджеры. Собственник единолично принял решение подписать договоры поручительства и залога и просто поставил нас перед этим фактом. На всех советах директоров и рабочих совещаниях мы говорили — сначала владельцу "Росската" Тарану, потом топ-менеджерам ТРАСТа Меньщикову и Хабарову — что это тянет завод на дно. Что из-за отсутствия финансирования у нас под угрозой срыва переезд предприятия на новую площадку. Нам просто кивали и улыбались.

Что было в нашей компетенции? Например, участие в совете директоров, на котором принималось судьбоносное для завода решение о его ликвидации. На этом совете все директора от УК "Политбюро" проголосовали против. Но, к сожалению, это было два голоса из пяти.

Ну хорошо, вы не могли помешать. Но самому "Севкабелю" наверное что-то перепало от этих 2 кредитных миллиардов, за которые он поручился и заложил имущество? Можно было бы из этих средств профинансировать и переезд?

Все эти средства растворились в других предприятиях группы "Росскат". Весь этот кредит куда-то ушёл. Куда ушёл — мы не знаем. Но то, что тратились эти деньги под тотальным контролем представителей самого банка — это нам известно достоверно. Вообще факт выдачи этого кредита вызывает вопросы: ведь с учётом размера налоговых претензий, о которых уже было известно на тот момент, было совершенно ясно, что этот кредит невозвратный. Думаю, когда он выдавался, его не планировали возвращать. Насколько мне известно, из-за этого кредита в банке "ТРАСТ" потом была внутренняя проверка, по результатам которой был уволен один из высокопоставленных руководителей службы безопасности банка.

Как вообще так получилось, что дело о банкротстве взял под контроль не крупнейший кредитор?

Тут хитрость в том, что банк "ТРАСТ" явно спланировал эту операцию заранее. Он на правах собственника "Севкабеля" запустил процедуру ликвидации, а на правах кредитора подал на банкротство. И судья не обратила внимания на то, что это один центр принятия решений. Хотя юристы Сбербанка ему на это указывали. Таким образом, судья уже решала вопрос сразу о введении конкурсного производства и назначении не временного, а конкурсного управляющего, который полностью контролирует компанию-банкрота. Если бы ликвидации не было, и банкротство шло через наблюдение, конкурсного управляющего впоследствии выбирало бы общее собрание кредиторов, на котором Сбербанк безусловно играл бы первую скрипку. Но благодаря нехитрой комбинации ТРАСТа, размер требования перестал иметь значение. Важно только, чьё требование суд рассмотрит первым: именно этот кредитор предлагает своего управляющего. Но здесь было ещё одно вопиющее нарушение со стороны суда. То, что ТРАСТ является одновременно и владельцем, и кредитором "Севкабеля", является основанием для более критического отношения суда к такому кредитору. И, выбирая между кандидатурами управляющих, предложенных им и Сбербанком, судья должна была отдать предпочтение действительно независимому кандидату.

По словам госпожи Савчук, она заинтересована в возобновлении производства и сохранении трудового коллектива, чтобы потом произвести замещение активов и продажу завода как действующего бизнеса, а не как груды металлолома. И она ещё проверит, есть ли у вас готовая продукция: дескать, её может уже и не быть…

Станки стоят и ждут её инвентаризации. Если бы она хотела её провести, то сразу пришла бы с командой, приняла бы документы и всё имущество на обеих площадках. А если бы хотела сохранить коллектив, то первым делом собрала всех работников, дала бы им гарантии по зарплате и мотивировала премиальной программой. Вместо этого она на 10 дней задержала очередную выплату зарплаты. Впереди вторая выплата, предновогодняя, и если управляющий и её задержит, то о сохранении и возобновлении производства ей можно забыть. Впрочем, я не питаю иллюзий насчёт её целей: ведь она уже анонсировала удержание 45% зарплат у всех работников. Что касается готовой продукции, то она лежит на складах: катушки с кабелем более чем на 400 млн рублей. Их надо просто отгрузить в адрес заказчиков — в том числе по гособоронзаказу. И почему конкурсный управляющий этого не делает — непонятно.