Россия подольсккабель нмк "маст" кабели и провода

\"Подольсккабель\": Н. И. Громов доволен результатом работы коллектива

03.11.2003 00:00
Просмотров: 3437
Николай Иванович, сегодня – Вы директор крупного и преуспевающего «Народного предприятия «Подольсккабель». Каким был ваш путь к этой ответственной должности? На работу в «Подольсккабель» я пришёл в 23 года, одновременно заканчивая пятый курс Политехнического института. Поступил учиться до армии, но с вечернего факультета меня призвали в армию, и я пошёл служить танкистом, а учёбу продолжил уже после службы. Сначала учился и работал в институте, в лаборатории, а потом женился, надо было кормить семью, и я пошёл на производство. И кем начинали трудовую деятельность? Мастером. Что представлял собой завод в то время? У нас тогда работало порядка 3000 человек. Это было одно из ведущих предприятий электротехнической отрасли страны. Продукция завода шла практически во все отрасли народного хозяйтсва. Но мы и сегодня не сдали позиций и являемся ведущим предприятием в России. А когда завод был основан? Завод был основан в июле 1941 года во время войны. Завод создавался для производства элементарных проводов связи. В то время уже многие предприятия готовилсь к эвакуации на Урал, а наш завод специально должен был оперативно поставлять продукцию на фронт. Он работал для нужд обороны. Прямо героическая история. Получается, что завод – участник войны. Да. Ветеран. Правда, тут было примитивное производство. Ну а после войны завод развивался, строились корпуса, осваивалась новая продукция. И сейчас мы не стоим на месте. Продукция завода используется практически во всех отраслях народного хозяйства, в том числе на атомных электростанциях ив космической технике. Верёмся к началу трудовой деятельности. Как складываласть у вас карьера? Я пришёл работать в первый цех. Всего на заводе 12 цехов. А первый, так называемый волочильных цех, это основа нашего производства. Чем он занимался? К нам поступала медная катанка толщиной 8 мм. С помощью серной кислоты поверхность очищалась от окиси и закиси меди. Получали медный купорос, как товарный продукт и получалась чистая медь, которая шла на обработку: на участки грубого волочения, на участки среднего волочения и на участки тонкого волочения. После прохождения участков изменялась кристалическая решётка, медь становилась твёрдой, а в проводе она должна быть мягкой. Поэтому медь подвергалась отжигу, и завершал технологическую цепочку процесс лужения – это покрытие проволоки оловом. Вот вкратце те процессы, которые проходили в волочильном цехе. Вы долго мастером работали? Года три.… Потом работал заместителем начальника этого же цеха, потом меня назначили начальником отдела сбыта. После этого был избран секретарём парткома завода. Я был освобождённым секретарём, потому что у нас на заводе трудилось 400 с лишним членов партии. Это был уже 1982 год. Вы долго работали секретарём партии? Почти пять лет. Потом меня направили руководить Государственной приёмкой продукции. Она в то время была необходимой. Потому что мы привыкли считать, что не важно, как сделал, и так сойдёт. Такая была практика. А госприёмка заставляла службы завода и руководство работать над качеством продукции, занимаясь повышением уровня технической документации. Она могла снять с подукции Знак качества, и это было очень болезненно, потому что в этом случае предприятиям шли огромные штрафные санкции. Но сейчас не существует Госприёмки, и как-то обходятся. Сейчас другие экономические условия. И мы сегодня говорим, что у нас сертификация производства. Например, система качества ЗАО «Подольсккабель» сертифицированна на соответствие международному ствндарту ISO 9001 по версии 2000 года. Мы получили сертификаты нидерландской фирмы «КЕМА» и международной организации по качеству I QNET. Номенклатура продукции широкая? Мы выпускаем силовые кабели, самонесущие изолированные провода, кабели для нефтепогружных электронасосов, кабели контрольные, кабели управления, кабели малогабаритные, авиапровода, кабели радиочастотные с изоляцией из сплошного полиэтилена; кабели и провода для геофизических работ, кабели, провода и шнуры телефонные и связи, кабели для монтажа цифровых систем передачи…Я уже устал перечислять. Если в целом, то мы выпускаем порядка 3000 марок кабельных изделий, и у нас порядка 6000 потребителей. Солидно… А можно представить общую длину или такой цифры нет? Мы как-то подсчитали и получилось, что можно за год 32 раза протянуть кабель вокруг экватора Земли. В то время не было проблем с хищением цветных металлов? Проблема эта была и тогда. Медь – это цветной металл, достаточно дорогой, сегодня 2000 долларов с лишним стоит одна тонна меди. А мы перерабатываем сегодня порядка тысячи тонн меди в месяц. Какое место вы занимаете в ряду аналогичных предприятий? Смотря, какие критерии оценки брать. Если по объёму переработки, то мы не самые крупные, мы находимся по этому показателю на пятом-шестом месте. А если брать по эффективности работы, то мы одни из первых в отрасли. Сколько человек работает на предприятии? У нас сегодня 1520 человек. Средняя зарплата? В среднем 10000 рублей. Хорошо. Как вы стали руководителем предприятия? В 1999 году после смерти Г. Г. Товмасяна, возглавлявшего завод почти тридцать лет, совет директоров предложил мне занять этот пост. Потом общее собрание трудового коллектива единогласно проголосовало за меня. Поддержка была 100 процентной. На какой срок избирается директор? На пять лет. Вы довольны результатом своей работы? Я доволен результатом работы коллектива. Потому что если в 1999 году мы выпустили продукции на 260 миллионов, то в прошлом, 2002 году же на 1 миллиард 300 миллионов рублей, то есть произошло пятикратное увеличение объёмов производства в действующих ценах. Не первый раз мы входим в тысячу лучших предприятий России. У нас много дипломов и наград… Последнюю недавно вручал губернатор области. Было совещание в Электростали, подведение итогов по области, и я был признан лучшим руководителем промышленной организации Московской области. Наша продукция пользуется спросом не только в России, но и за рубежом. У нас по странам СНГ очень много расходится. Кроме того, были поставки в Словакию, в Иран, во Вьетнам и Великобританию. Я знаю, Николай Иванович, что по форме собственности ваше предприятие является народным, но не представляю, что это такое. Объясню: это одна из форм акционерного общества. Она была создана Святославом Фёдоровым. Он активно занимался вопросами самоуправления трудящихся и с помощью Сергея Юрьевича Глазьева и Юрия Дмитриевича Маслюкова подготовил закон о народных предприятиях, который был принят Государственной Думой. Он начал действовать уже в 1998 году, и мы на основе этого закона в начале 2000 года смогли преобразоваться в народное предприятие. А чем оно отличается от простого акционерного общества? Во-первых, его невозможно захватить, оно становится недоступным для так называемых стратегических инвесторов. Почему? Потому что закон о народных предприятиях, и это один из ключевых моментов, говорит о том, что на собрании голосуют не акциями, а акционерами. Один акционер – один голос, и не имеет никакого значения, сколько на руках акций. У нас нет ни у кого контрольного пакета акций. Запрещено покупать акции директору завода, заместителю, члену Наблюдательного совета. Кроме того, посторонним лицам акции тоже продавать нельзя. Акции могут ходить только на заводе, и больше 5 % акций никто не в праве иметь. При этом голос всё равно будет один. Можно ли уволить акционера за нарушение трудовой дисциплины? Можно. Закон один для всех. И он обязан акции продать. Вне завода их никто не купит. А если он продаст на сторону? Не имеет право, закон это запрещает. И суд признает сделку недействительной. Акции можно продавать только акционерам, т.е. работникам завода или предприятию. Что значит предприятию? Допустим, вы уходите на пенсию. По закону о народном предприятии пенсионер обязан у вас акции купить и дать вам деньги. Потом кончается год, и все купленные акции делятся на фонд заработной платы. В результате, работники завода пропорционально своей зарплате получают бесплатно несколько акций. Это вы хорошо придумали. Получается, что акции находятся всё время в обороте и каждый работник предприятия - акционер. У нас не акционерами являются только те, кто работают меньше года. Остальные - да. А если я завтра устроюсь на завод и начну скупать акции… Вы можете устроиться на завод и можете покупать акции. Пожалуйста, покупайте. Как работник завода, вы в праве покупать акции по той цене, по которой договоритесь. Больше того, через год после начала работы завод будет бесплатно наделять вас акциями, но при расчёте вы должны будете продать акции предприятию. По акциям выплачиваются дивиденды? Мы три года подряд патим дивиденды. Я не знаю, есть ли ещё в городе предприятие, где платят дивиденды. Мы платим. Платим 2000 процентов годовых, то есть на рублёвую акцию даём 20 рублей. Человек работая у нас, накапливает акции, получает ежегодно дивиденды и при увольнении, когда продаёт акции заводу, получает крупную сумму денег. Мы ежеквартально подводим баланс и пододим итоги. Существует формула расчёта стоимости акций на следующий квартал. Когда мы преобразовались, у нас цена была 238 рублей за одну акцию. Сегодня мы платим 516 рублей. И надо сказать, что при увольнении, кто имеет один процент или полтора, получает очень большие деньги. Сегодня пенсионеры получают единовременно от 100 до 500 тысяч рублей. Поэтому сегодня нет нужды подходить к рабочему и спрашивать, почему ты плохо работаешь. Очень хорошая система. Но вот вы руководитель, генеральный директор, от вас очень много зависит в развитии предприятия. Вам не хотелось бы иметь контрольный пакет акций, чтобы чувствовать себя хозяином? Нет. В этом нет необходимости. Это народное предприятие, тут каждый должен чувствовать себя хозяином, и у нас каждый, кто имеет акции на руках, считает себя собственником завода. Вы директор преуспевающего предприятия. Наверное, денег у вас куры не клюют? Я не коммерсант, а всего лишь руководитель прдприятия. Я не являюсь собственником и сам себе зарплату не назначаю, это делает Наблюдательный Совет. Моя зарплата напрямую зависит от результатов моей деятельности: буду хорошо работать – буду хорошо получать. Можно только пожалеть, что приватизация в России прошла по рецептам Чубайса и К. У нас на предприятии и социальные вопросы решаются на должном уровне. Мы пенсионерам, уже не работающим на заводе, платим дополнительную пенсию: за 2002 год доплата каждому составила 3050 рублей, за шесть месяцев в 2003 году 1780 рублей. На праздники дарим подарки всем работникам завода. Это на 8 марта, на 23 февраля, на 9 мая, на Новый год. Продовольственные заказы достигают стоимости 1000 рублей каждый. Для работников подписка на газеты и журналы бесплатна. У нас есть свой здравпункт, там принимают стоматолог, терапевт, есть процедурный кабинет. Кроме того, у всех работников завода медицинская страховка, и при необходимостимы можем направлять их в лучшие клиники Москвы. Работники завода могут бесплатно посещать бассейн и сауну. Работники завода бесплатно доставляются на работу и обратно специальными заводскими автобусами. 1 октября мы выпустли на линию два новых автобуса производства мичуринского завода – на улицах города вы можете увидеть наших красавцев. Дети работников завода отдыхают в загородном лагере «Орлёнок», на Чёрном море, в Геленджике, в Анапе. Родители платят всего 10 % стоимости путёвки. Вы по праву называетесь народным предприятием… Мы и спонсорскую помощь оказываем. Много помогаем церкви, детским учреждениям, дому ребёнка, больницам. Сколько в России народных предприятий? Сейчас свыше 70. Они объеденены, и я, кстати, являюсь вице-президентом Российского Союза Народных Предприятий. Николай Мванович, почему вы решили балотироваться в депутаты Московской Областной Думы? Сделать этот ответсвенный шаг для меня убедил Наблюдательный Совет завода и Совет директоров г. Подольска. Наше предприятие является одним из бюджетообразущих предприятий г. Подольска, а также одним из крупнейших налогоплательщиков в бюджет Московской области. Мы жедаем знать и контролировать, на что тратятся и как распределяются эти деньги. Я уже говорил о социальной политике, проводимой на нашем заводе. В областной Думе я планирую поднять вопрос о социальной ответственности бизнеса на законодательном уровне. Не секрет, что сегодня у нас в стране все природные ресурсы и большинство производственных мощностей принадлежит небольшой кучке людей, хотя всё по праву является народным. При советской власти все эти богатсва были в ведении государства, и оно занималась социальными вопросами. Сегодня, когда ресурсы захватили олигархи, государство не имеет возможности оказывать былую социальную поддержку. Следовательно, большой бизнес должен поделиться и нужны соответствующие законы, определяющие социальную ответственность бизнеса. Другая задача для решения в Московской областной Думе касатся проблем промышленности. Главная проблема – это привлечение инвестиций. Объясняю: у нас на заводе порядка 80 % оборудования морально и физически устарело. И чтобы идти в ногу со временем, быть конкурентноспособными, надо обновлять оборудование. Для этого нужны инвестиции. Мы, например, работаем неплохо, и порядка 2 миллионов долларов каждый год тратим на техническое перевооружение. Но этого мало. Надо как минимум в пять раз больше. Поэтому необходима законодательная выработка механизмов, позволяющих привлекать инвестиции на промышленные предприятия. Может быть, правительству нужно вмешаться, взять это дело под контроль, давать промышленности льготные кредиты. Тем более, что золотовалятные резервы Центробанка позволяют это делать. Это было бы хорошо. Ведь предприятие берёт кредиты не для того, чтобы дачи строить, а для того, чтобы производство развивалось. И это нужно для страны. Если бы правительство приянло решение о том, чтобы выделять льготные кредиты предпрятиям, которые направляют средства на реконструкцию и техническое перевооружение, хотя бы под 4-5 процентов годовых, как на западе, то это бы пошло на пользу. Но чем правительство занимается? Вы хоть раз слышали, чтобы в правительстве рассматривали вопрос о мерах по поддержке промышленности? Вопрос цветной металлургии? Или о кабельной технике? Нет. Даже странно. Это очень странно. Тем более что Россия стоит на пороге вступления в ВТО. А это палка о двух концах. Нам придётся отменять таможенные пошлины. Западные товары хлынут на наш рынок, и росийская промышленность перестанет существовать. Потому что мы не сможем конкурировать. У нас нет совершенных технологий, оборудования подготовленных кадров. Как конкурировать? Китай к ВТО шёл 15 лет. Он эти 15 лет готовился, обновил оборудование на заводах, построил новые предприятия. А мы что сделали за последние 15 лет? И то, что у нас было износили до предела. И теперь мы хотим открыть шлюзы западным товарам и угробить окончательно нашу промышленность. Вы на самом деле страшные вещи говоить, Николай Иванович. И ведь вы руководитель сравнительно процветающего предприятия. Что же остаётся прочим? Сдаваться на милость победителя? Я не противник ВТО. К ВТО надо идти. Надо, потому что всемирная организация и в эпоху глобализации, нам без этого не обойтись. Но надо идти с умом, надо подготовиться к этому делу. Вы состоите в какой-нибудь политической партии? Нет. Моя партия – это коллектив завода. Я готов и буду защищать интересы трудовых коллективов. Чем увлекаетесь в свободное время? Летом – рыбалкой, зимой хожу на охоту, но не для того, чтобы что-то добыть, а чтобы отдохнуть на природе и стать самим собой… Люблю читать. Недавно прочитал «Историю государства Российского». Это историческая вещь и одновременно художественное чтение. Телевизор смотрите? Новости. А так больше ничего. Нечего смотреть. Народу перестали почему-то прививать мысль, что всё достаётся трудом. Вместо этого предлагают выиграть миллион…